Молодежь Южного Урала

«Ту МАЧ»: говорим о самом большом фестивале искусств Южного Урала MUCH

Челябинск готовится к мощному культурному всплеску – фестивалю искусств МАЧ фест. За несколько лет из камерного мероприятия он стал масштабным праздником, о котором говорят все. И мы тоже. В нашем интервью Альфред Генгер – музыкант, кинорежиссер, продюсер и создатель фестиваля искусств МАЧ фест – рассказывает об истории развития своего детища, возникших трудностях и их преодолении, искусстве в Челябинске и о том, что нам ждать от предстоящего события.

Альфред Генгер

– Как создавался проект «Freddie’s Friends»?

– Когда я уехал учиться в Германию, очень сильно скучал по родине, приезжал сюда частенько в гости, но мне здесь было нечем заниматься. Поэтому я решил делать концерты. Поскольку музыкантов тут было много, мы решили организовать концерт, где я играю со всеми – я и мои друзья. Первый раз мы его провели в 2011 году, и далее люди захотели серию концертов, чтобы это стало традиционным мероприятием. Главная концепция этого проекта – поднимать авторский материал музыкантов, либо играть кавер-музыку, но абсолютно отличающуюся от оригинала. Мы дали порядка 15-ти концертов, через нас прошло около 100 музыкантов не только по Челябинску, но еще и по Екатеринбургу, Перми, Тюмени, Казани.

Мне стало этого мало, и я решил создать фестиваль искусств. Я его создал только тогда, когда окончательно вернулся из Германии в Россию. В 2014 году я решил музыкой объединить все жанры искусства: живопись, танец, кино, поэзию, фотографию. Связующим звеном являлась музыка! MUCH — первое его название на английском, где «MU» – это «music», поскольку я музыкант и в музыке – как рыба в воде, и «CH» – это «chelyabinsk» — мой родной город. Концепцию воедино собрали два потрясающих дизайнера – Андрей Брохман и Антон Платонов.

Я провел первый фестиваль в марте 2015-го года за свои деньги, и потратил около 100 тыс. рублей, 75 из которых ушли на аренду стульев, потому что много народу захотело поучаствовать.

Гала-концерт «Freddie’s Friends»

– Какой эффект был от этого мероприятия?

– Отличный! Он, первоначально, был большим «Freddie’s Friends», – друзья объединились и создали фестиваль. Позже я посмотрел, что по запросам многие хотели повторения, но фестиваль – это уже более крупный формат, это не просто концерт отыграть. Следующий фестиваль состоялся осенью того же года, и мы забабахали еще круче мероприятие. Много людей подключились, друзей стало больше. Третий фестиваль уехал в Екатеринбург, где нас ждали. Далее пошла Пермь, которая тоже захотела сделать фестиваль. Потом мы захотели отдохнуть, перейти в формат арт-тусовки и сделали уикенд – двухдневный фестиваль. Первый провели в Новом художественном театре, во втором мы решили обратиться к поп-культуре и Энди Уорхолу и сделали фестиваль в Гагарин-парке. Третий уикенд был на Свободе, 2: мы сделали с помощью света и проекций собственное мероприятие по тематике цифрового освещения.

Перед пандемией пришла идея обратиться к Ural music night, которые являются нашими друзьями. Мы решили сделать площадкой фестиваля город. Ты ходишь по заведениям, муниципальным либо частным, и в них звучит музыка. Мне понравилась эта идея, я предложил её правительству Челябинской области. Я договорился с 55-ю площадками, расписал программу и получил финансирование в размере 18 млн. рублей. Но спустя 2 месяца, в ноябре 2019 года, от министерства культуры пришёл ответ о том, что проект не получает поддержку из-за пандемии. Я остаюсь без финансирования, мне советуют обратиться к грантам. Я пишу 3 гранта: в Министерстве культуры РФ заявка слетела до самого конкурса, в конкурсах Фонда президентских грантов и Фонда культурных инициатив не хватило баллов чтобы победить. Я донёс всем идею, но неправильно бил в сектор социальной значимости.

Сейчас я знаю, как это все писать, на советовался со всеми экспертами, и сейчас мы подаёмся на Губернаторский грант и на конкурс Фонда культурных инициатив. Если будет грант Губернатора – будет фестиваль в Челябинске.

– Летом вы вели сбор средств на краудфандинг-площадке. Как это было?

– После 3-х неудач в грантах мне предложили податься на площадку по сбору средств. Я нашел платформу «Планета», которая набирала много проектов и была успешной по коэффициенту побед. Из заявленных 500 тыс. мы собрали 40 тыс. Это меньше 10%, что достаточно прискорбно. Но краудфандинг мне дал силу, которая не сравнится ни с какими деньгами мира. Площадка объединила комьюнити, добавила много художников и заинтересованных людей. Многие знали о нас, но не думали, что это так важно для меня.

Все кампании, которые могут поддержать ресурсом, начали мне помогать. На фестивале много партнеров-друзей, которые предоставляют свои услуги и оборудование. Все это дается, чтобы мы создали здесь заявленный культурный тренд МАЧ, который сейчас стал русифицированным – у нас 3 буквы: МАЧ. Тут тоже своя аббревиатура: у нас осталась «музыка», «арт» и «Челябинск». И так последние неудачи в грантах не были неудачами, потому что фестиваль состоится. Если выиграем грант, то он состоится вновь. На наш предстоящий фестиваль придёт много представителей администрации и правительства региона, в том числе Вадим Евдокимов, который нам тогда доверил эти деньги. Сейчас мы хотим показать, что нам можно доверять. Что мы можем на такие средства делать достаточно хорошие мероприятия классного уровня с ноткой Европы, запада. Нам помог сейчас даже бизнес, который не смотрел на коммерческую выгоду, им важно показать, что их компания причастна к искусству. Я искусство в Челябинске поднимаю на уровень созерцания чего-то прекрасного, чтобы друзья, которые делают творческие мероприятия в творческой сфере, могли спокойно идти и просить деньги. И чтобы вообще им эти деньги давали.

– Вы наполняете фестиваль местными талантами и стараетесь открыть их для большого сообщества. Кому-то уже удалось выйти на серьезную уровень?

– Они практически все сейчас уже в Москве – это что касается музыкального блока. Многие художники остались здесь, открываем новые таланты. Для нас очень важно подчеркивать свою региональную идентичность. Все художники от Челябинска будут создавать инсталляции совместно с региональными заводами, выражая их философию. Например, у канатно-веревочного завода слоган: «Создаем крепкие связи». Если взять их и сравнить с другими компаниями по стране, то они являются 3-й по величине и доставляют 30% всего канатного материала для Министерства обороны. Этими нитками и веревками делают медицинские маски для всей страны. Производство очень мощное, но мы о нем знаем мало. Хочу донести всем нашим ребятам, что есть такой завод, и спасибо, что он есть. Все много кричат, что у нас заводы, плохой воздух. Это очень сказывается на миграции творческой молодёжи. Но на самом деле мы все быстро отсюда уедем, если здесь не будет заводов.

– Вам удается проведением фестиваля развеять миф о том, что с искусством в городе «как-то не очень»? И что уезжать совсем не обязательно.

– Мы создаем творческое комьюнити, которому негде развиваться дальше. Среды для коммуникации творческой молодёжи у нас мало. Она есть, но, в основном, очень камерная. Сейчас зарождаются новые инициативы, но они все гражданские. Это пока не идет от администрации или правительства Челябинской области. Возможно, они не понимают масштабы. Возможно, что до руководства не доходит, сколько же этих людей. Мы сейчас стараемся собрать их всех на фестивале, дать этому хорошее освещение в СМИ и показать, что они есть и нуждаются в среде для коммуникации.

MUCH WEEKEND на SVOBODA2

– Сколько будет челябинских творцов на предстоящем фестивале?

– Будет больше 20-ти. Екатеринбург будет представлен 55%, а Челябинск – 45%. Это связано с тем, что у нас много местных художников, но они еще пока формируются. Им стоит показать ориентиры, куда развиваться. Екатеринбург уже встал на этот путь.

– Их там поддерживает администрация?

– Кого-то поддерживает, кого-то – нет. Все практически то же самое. Екатеринбург больше преуспел во времена Ройзмана, когда он сделал искусство услышанным в Екатеринбурге. У нас Алексей Леонидович начинает прислушиваться и искать новые движения, но про нас не знает. Мы знаем его прекрасную супругу, и она знает про фестиваль, и даже хотела бы на него прийти. Я хочу, чтобы увидели все представители правительства и администрации, что мы делаем действительно классные вещи.

– На МАЧ-фесте будут участники из 22-х стран. Как вам удалось привлечь их?

– Это друзья. Я пока учился в Германии, у нас в городе был прекрасный университет, посвященный живописи, арту, кинематографу. Кёльн – интересный город, который собрал практически всю медиа-сферу. Там учились в основном не немцы, а приезжие иностранцы: испанцы, колумбийцы, американцы, китайцы, корейцы, – весь мир. Всем этим друзьям я написал, попросил поддержать индустриальный город Челябинск, показать своё искусство в хотя бы digital-формате. Хотелось бы многих привезти, сделать творческие встречи, но они все будут дистанционно участвовать. Они предоставили свои уникальные работы, которых нет ни на сайте, ни в «Инстаграме». Есть даже уникальные работы, которые они создали специально для челябинской аудитории. Это приятно. Скоро они будут записывать свои видеообращения на разных языках, передавать приветы. У нас будет около 500 их работ, которые будут транслироваться в медиа-галерее, которую мы построим на время фестиваля. Они будут вперемешку с русскими, но европейцев будет сразу видно. У них стиль digital-коллажей интереснее, чем в России. Если вспомнить историю коллажа, то она пошла с Франции, Испания подхватила, Германия – внесла свои нотки.

– Почему у вас такая категоричная позиция – больше никакого переноса? Все должны быть привитыми, с QR-кодами. Не боитесь этим отпугнуть аудиторию?

– Не боимся. Всем угодить мы не в силах. Будут противники и будут сторонники, это всегда так было. Практически вся наша аудитория прививается, потому что они хотят ходить на концерты. Если наша власть считает, что нужно сейчас принять такие меры, то мы доверимся им. Плюс безопасность зрителей – мой основной приоритет. По поводу безопасности мы «заморочились» очень сильно – у нас будет служба взрывобезопасности, очень большой штат охранников, медицинский персонал. Благо, у нас большая площадка, дистанцию соблюдать получится, воздуха всем хватит. У нас будет единовременно на площадке не более 500 человек.

И всем ребятам, которые проводят свои event-тусовки, я тоже рекомендую это делать. Из-за безопасности. Я сам переболел, мне было очень плохо. Думал, что это пролетит как ОРВИ или грипп, но я пострадал сильно.

Граффити баттл

– Ваш фестиваль доступен для широкой аудитории или он для той, которая уже разбирается в современном искусстве? У многих людей есть убеждение, что если современное искусство – значит точно что-то сложное и непонятное.

– У нас фестиваль не современного искусства. У нас фестиваль искусств. СМИ любят привирать и добавлять слово «современное». Сейчас аудитория знает, что если это современное искусство, то они могут не понять. Это нам мешает очень сильно. Современного искусства у нас на фестивале представлено около 30%, а остальное – это классическое искусство. Это классические концерты, обычные в своем формате. Обычные фотовыставки, танец – обычный, у которого основа – классический танец. Современное искусство, которое сейчас в Европе, и которое здесь – это абсолютно разное искусство. Разница в том, что до нас не доезжают яркие представители современного искусства. У нас нет «насмотренности». Приедет к нам какой-нибудь стрит-арт художник, условно, Бэнкси. Мы же поймем. У нас будет «насмотренность», мы сможем к этому объекту подойти, посмотреть, повторить, изобразить. Вот я о какой «насмотренности» говорю. Просто посмотреть в интернете – это немножко другой эффект. Это как послушать концерт Земфиры вживую или на диске. Разница же будет. К нам не приезжают яркие представители современного искусства, – их просто негде выставлять.

У нас на фестивале будут представители Уральской биеннале современного искусства из Екатеринбурга. Они расскажут и покажут, что такое современное искусство на Урале, как оно здесь воспринимается, закат у него, или оно только формируется.

– Вы дружите с Ural music night. Недавно произошел инцидент на сцене Ельцин-центра с Вадимом Самойловым. Вы будете пытаться обезопасить себя от подобного?

– Я знаю, какое у всех художников, которых приглашаю, отношение к ситуациям, политике, социальным проблемам. Я не сторонник социального искусства, потому что изучение самого человека и его внутренних проблем, страхов, эмоций – гораздо интереснее. У нас «социальщины» как таковой не будет. Будет у западных диджитал-художников, потому что там уже отношение к искусству сформировано без предрассудков, да и в Европе другие проблемы.

– Важно ли для вас взращивать преемников?

– Да, обязательно. Мы сейчас как раз отдали в минюст документы на создание своего собственного фонда. Это будет Фонд развития искусства и креативных индустрий, сокращенно – ФРИиКИ. Так само случилось! Мы уже создали весь фирменный стиль, собрали команду. Будем помогать и художникам, и музыкантам. В марте мы проведем первую арт-премию среди молодежи.

– Какие из последних челябинских мероприятий вам приглянулись?

– Я точно выделю театральный фестиваль PULSE. Как это все делает главный художественный руководитель Молодёжного театра – здорово. Он молодец, у него есть представление, что такое современное искусство. Это фестиваль, на который я буду советовать прийти.

Если говорить об Урале и Екатеринбурге – нельзя обойти Уральскую биеннале современного искусства, стрит-арт фестиваль STENOGRAFFIA, партизанский фестиваль уличного искусства «Карт-бланш», Ural music night – очень мощная площадка для развития и поддержки музыкантов со своим авторским материалом. В Тюмени мне очень нравится «Контора пароходства». Вообще тюменское комьюнити гораздо крепче и сильнее, они сейчас обошли и Пермь, и Челябинск в развитии по творчеству.

Гала-концерт «Freddie’s Friends»

– Почему вы хотите там сделать следующий фестиваль?

– Потому что меня пригласили. Там хотят и ждут. Моя идея, когда много локаций в городе участвуют, их заинтересовала. У них там 12 локаций, они все рядышком, используют и набережную. Они выиграли мини-грант, и в итоге мы будем проводить. Но это будет уже не МАЧ-фест. Это будет чисто фестиваль Тюмени, который будет называться «Призма» со слоганом «Посмотри на искусство через свою призму». Тюмень – она готова. Она уже идёт по этому пути и все люди, которые занимаются творчеством, все друг друга знают. Здесь мы комьюнити еще только формируем и собираем.

В Екатеринбурге, оно, понятно, уже давно собрано и идет в правильном направлении. Все мероприятия там хорошо финансируются и спонсируются. Нам есть с кого брать пример. Челябинск тоже к этому стремится, и я рад тоже быть где-то в передовых.

Добавить комментарий

Наши соц. сети:

Наши соц. сети: