Молодежь Южного Урала

#ФРЭШ. Уроки добра: интервью с владельцем приюта для диких животных Кареном Даллакяном

С начала деятельности реабилитационного центра «Спаси меня» больше двух сотен диких животных были спасены, реабилитированы и распределены в места, где о них точно позаботятся. Ветеринар и директор приюта Карен Даллакян не просто ухаживает за бездомными собаками и кошками, а собирает и поднимает «на лапы» диких, покалеченных зверей со всей России.

Расскажите о приюте, чем вы занимаетесь и какова цель вашей работы?

Это центр реабилитации и координирования диких животных и птиц, который работает при фонде зоозащиты «Спаси меня». С 1998 года существует наша организация, которая занимается спасением диких животных. Сегодня дикие животные и птицы – это категория, которая очень слабо защищена государством. На данный момент, нет таких государственных приютов, где могут спасти именно этих животных. К сожалению, они сегодня страдают больше всего.

Как вам пришла мысль открыть приют для диких животных и посвятить свою жизнь спасению питомцев?

По профессии, я ветеринарный врач, и моё хобби — это лечить диких животных. Мысль о создании приюта пришла ко мне тогда, когда я узнал историю тигра Жорика – это единственный в мире тигр который пережил 19 пластических операций. Он находился в плачевном состоянии, глядя на это, я понимал, что у нас есть проблема, которую необходимо решать – после клиники животным обязательно нужна реабилитация. Идея создания приюта появилась именно с историей тигрёнка Жоры. Вот мы и начали решать эту проблему, нам удалось получить эту территорию и сделать приют.

В приюте содержатся десятки экзотических животных

По какой причине животные, чаще всего попадают в приют?

В основном, это коммерческое использование животных – зоопарки, цирки, особенно передвижные, где в основном цель организаций заработать денег, что будет дальше с этими животными, их мало волнует. Также есть дикие животные, которые пострадали от природных катаклизмов, таких как наводнения, пожары, когда горит лес – горит их родной дом. Кроме того, животные страдают от браконьерства – это незаконная охота, жертвы, которой, попадают к нам. Мы стараемся помочь этим животным, например, медвежатам, маму, которых, убивали в берлоге, пока она спит.

Мы хотим бороться с жестокостью, поэтому на площадке нашего фонда проводятся уроки добра, где проходят образовательные работы с детьми. На площадке нашего приюта находится музей спасённых животных, увлекательное место и единственное в мире. Наш музей не выставка каких-то чучел. Мы рассказываем истории пострадавших животных, которые развивают у детей гуманизм. Они учатся доброте, и понимают, что такое хорошо, а что такое плохо. Больше десяти тысяч ребят с разных муниципалитетов, областей и других городов приезжают в наш музей.

Сколько животных вы уже поставили «на лапы»?

Нам удалось реабилитировать и выпустить обратно в естественную, дикую среду несколько десятков диких животных и птиц. Это, я считаю, главная заслуга нашей работы.

Расскажите о своих подопечных, история каких запомнились вам больше всего и почему?

Историй очень много. Например, тигр Жорик, который уже 11 лет живёт в Хабаровском Крае. Жора попал к нам, когда был еще тигренком. Этот прекрасный зверь за счет своего удивительного характера поселился в моём сердце. Даже спустя столько лет, при виде меня этот большой хищник плачет, когда чует мой запах и слышит мой голос. Есть у нас львица Лола, сейчас живёт в сафари-парке, бедная девочка была спасена от людей, которые ее просто держали на пляже ради наживы. Косуля Гриша, рысь Марыся, и ещё один спасённый лев, который сейчас собирается уехать в Африку, в другой реабилитационный центр. Каждое животное имеет своё место в моём сердце, я люблю их одинаково, потому что они для меня как настоящие дети.

Приют работает за счет пожертвований и социальных грантов

Как вы узнаете о покалеченных животных, и как они попадают в центр реабилитации?

Мы тесно работаем с министерством экологии Госсельхознадзором, они дают нам результаты и информацию по животным. Есть соглашение на спасение животных, которые принадлежат государству, циркам и зоопаркам. На основании этих соглашений нам удаётся всё это делать, и реабилитировать диких животных.

Получает ли ваша организация помощь от государства? От кого чаще всего идут пожертвования, помогает ли молодежь?

Основная помощь — это население, так же, мы предоставляем определённые услуги, за счет этого существует наш приют, а от государства мы не получаем никакой финансовой помощи, кроме грандов и субсидий, которые мы выигрываем. Вот, например, нами выигран губернаторский гранд на создание школы зооволонтёров и уже больше полугода мы работаем над ней, желающих уже больше семидесяти человек.

Считаете ли вы, что тренд на экологию и зоозащиту среди молодёжи – это лишь временное, модное явление?

Хочется, конечно, чтобы это все-таки не было модным явлением, раздельный мусор, разумное потребление – это должно быть в каждой семье, независимо от трендов. Мы все должны понимать, что мы не живём одним днём. Сегодня люди на планете, прежде всего, являются потребителями, но перед тем, как потреблять, мы должны понимать, что мы оставим после себя будущему поколению. Не нужно делать показуху, просто сняв ролик с бумажным пакетом, и футболкой, где написан какой-то лозунг. Надо просто начинать с себя, со своей семьи и делать это не ради тренда.

Знакомы ли вы с идеей радикального экологизма среди молодёжи, как думаете, насколько он может быть опасен?

Часто радикализм проявляется даже среди зоозащитников, которые человека ставят на второе место, а животное на первое – это совершенно неправильно. Радикализм ни к чему хорошему не приведёт. Нельзя просто взять и закрыть завод, который портит воздух, простите, но на этом заводе работают люди, и этот завод является градообразующим. Если сегодня мы оставим людей без работы, то, что мы будем иметь? Голодное, злое население – это опасно. Поэтому в добрых делах не должно быть никакого радикализма.

Приют постоянно нуждается в помощи волонтеров

Как относятся к вашей работе молодые члены вашей семьи, они вовлечены в семейное дело, будут ли его продолжать?

Они абсолютно все вовлечены, помогают, работают и вообще, без помощи моей семьи ничего бы не удалось. Бывает так, что работать приходиться сутками, рабочий день не нормирован. Тебя могут просто поднять с пастели ночью на вызов, ведь помощь может понадобиться в любое время. В таком деле, как спасение животных нет выходных, и мы работаем в режиме скорой помощи. Если бы не было гармонии и взаимопонимания в семье, то поверьте, результаты были бы плохие.

В чем всегда нуждается приют, и как молодежь может помочь вашему делу?

Что касается молодёжи, хочется, чтобы они обращали больше внимания на такие серьёзные проблемы, связанные с зоозащитой. Приглашаю молодых людей на мой образовательный YouTube канал. Чем больше людей будет знать о моем деле, тем больше в мире будет добра.

Я понимаю, что молодёжь у нас финансово не обеспечена, но они всё-таки могут помочь. В первую очередь, помощью будет подписка на наши ресурсы, потому что мы часто обращаемся к аудитории, просим помощи, собираем петиции. Например, благодаря истории рыси Марыси мы изменили федеральный закон о животном мире. Когда она была спасена, владельцы потребовали, чтобы она была продана, как животное инвалид. Мы этого не допустили.

Сегодня студенты юридических вузов ЧелГУ и ЮУрГУ занимаются проблемой исторической несправедливости. Есть у нас орёл-могильник, так называли орла орнитологи советского союза. Но во всем мире этого орла называют либо солнечным, либо императорским. Так сложилось из-за того, что после революции всё, что связно с императором было запрещено. Несмотря на это, именно орёл-могильник изображён на гербе Российской Федерации. Эту птицу связали с могилами и падалью, но это не так. Орёл – это благородная птица, тоже царь зверей. Молодёжь занимается этими проблемами.

Мы даем площадку для прохождения студенческой практики. Студенты, биологического факультета, не первый год проходят практику по зоологии, и ребята даже начали проводить научные исследования, писать диссертационные и кандидатские работы. Мы можем гордиться тем, что у нас есть международное признание коллег из других стран. Мы развиваемся, работаем, а самое главное, что профессионализм и опыт мы делим, даём знания коллегам и будущему поколению.

Ну и главная помощь – это, конечно же, «руки». У нас часто проводятся субботники, с нами работают волонтёрские отряды, вузы. Это не первый год, это уже 7 лет. Что-то красить, убирать, да и просто, прогуляться по лесу и насобирать веток, которыми зимой с радостью полакомятся наши копытные. Мы всегда открыты для помощи и рады добрым людям.

Добавить комментарий

Наши соц. сети:

Наши соц. сети: