Молодежь Южного Урала

«Творчество – это то, от чего в определенный момент, в хорошем смысле, сносит башню»: интервью с основателем «Третьяковки» Натальей Лапшиной

Наталья Лапшина – девушка, которая проделала путь от активиста ЮУрГУ до руководителя масштабного творческого проекта «Третьяковка». На протяжении четырех лет она, вместе со своей талантливой командой, дает возможность молодёжи прикоснуться к искусству и реализовать себя в различных творческих направлениях – от графического дизайна до кинорежиссуры. Наше интервью с Натальей о том, как зарождалась «Третьяковка», что ждёт проект в будущем и том, как самореализоваться на Южном Урале.

– Мы знаем, что «Третьяковка» выросла из смены в «Олимпе» ЮУрГУ. Расскажи, почему тогда ты решила развивать творческое направление?

– Я сама творческий человек: закончила художественную школу, примерно 7 лет я играла в театре, сначала в Снежинске, а потом здесь, в студии-театре «Манекен». Творчество – это мое перманентное состояние. Несмотря на то, что мое первое образование по специальности таможенное дело, в университете очень развита внеучебная деятельность, и я участвовала в различных проектах, даже не связанных с творчеством. Ораторское мастерство, игра в театре – это моя стезя. Сейчас я получила образование в ЧГИК, отучилась на режиссера культурно-массовых мероприятий.

 

Наталья Лапшина

Меня всегда мотивировало то, что в меня все верили. Все мои наставники верили в меня, и считали, что я способна на многое. Мой заведующий кафедры, даже не зная меня, сказал, что я буду старостой. Потом он же устроил меня на работу, на кафедру. Там я работаю уже 6 лет, и несмотря на то, что это научная область, занимаюсь внеучебной деятельностью и корпоративными мероприятиями. Друзья, другие студенты всегда думали, что я смогу что-то сделать, хотя я сама часто в это не верила. Потом у меня всё получалось, и я думала: «Офигеть, а что дальше?» Это меня постоянно мотивировало.

Мне предложили сделать смену в «Олимпе», и она не могла быть никакой другой, кроме как творческой. Это то, что я реально понимаю, и что могу делать классно.

Я собрала команду своих друзей, это был очень сильный актив. И у нас в первый день появилась идея и даже концепция, название.

– А почему, кстати, «Третьяковка»?

— Нам дали 3-ю смену в «Олимпе», и захотелось связать это как-то с названием. Одна из девочек в нашей команде предложила это название. Сначала посмеялись, а потом поняли, что это крутое название: ассоциируется и с 3-й сменой, и с творчеством. И на этой смене мы как-бы попадали в Третьяковку, и у нас каждый день был определенным залом. Начинали от зала первобытной культуры, и дошли до современной.

Мы провели эту смену, и показатели превзошли все ожидания по количеству набранных участников, провели огромную работу. Все сделали бесплатно, просто загорелись идеей и сделали крутой продукт. И в конце, после перформанса, и оргкомитет, и участники визжали от восторга. И я думала: «Офигеть, как круто, вот что мы, оказывается, можем!»

– Уже после этого восторга и феерии пришло понимание, что это больше, чем просто смена в «Олимпе»?

– На следующий год мы сделали «Третьяковку 2.0», что тоже показатель, потому что никто до нас не делал 2 смены подряд в «Олимпе». Захотелось сделать еще круче, чем в том году. Так и получилось. После второй смены в мою жизнь ворвался Гена Буданов, заместитель председателя профкома ЮУрГУ. Мы с ним очень подружились на одном форуме, и он тоже, почему-то поверил в меня. Он меня поставил на дорожку написания грантов. Постоянно говорил: «Наташ, это классный проект, нужно его развивать». Я ему доверилась и написала первый грант.

Первый грант я написала от физического лица на «Росмолодежь» на то, чтобы продлить мастер-классы в городе, и сразу его выиграла. Мы ее успешно запустили, но потом начался коронавирус, и мы не успели до конца проект довести. Потом мне показалось, что проводить «Третьяковку» в «Олимпе» уже скучно, и я предложила Гене свою, казавшуюся мне тогда сумасшедшей, идею, – провести «Третьяковку» на море. Это ведь пробуждает больший потенциал в ребятах и дает новую энергию. На пандемии без дела не сидели, написала гранты, и выиграли поездку на море.

Ситуация нереальная, никому никуда нельзя, все против, все болеют. Ситуация жуткая. Каким образом у нас вообще получилось это согласовать и выехать, для меня загадка. Это какие-то высшие силы. Студентам запрещали даже в «Олимп» выехать, не то, что на море. Даже когда я выиграла грант, мне это до сих пор казалось нереальным.

Третьяковка

– Насчёт моря: вас, должно быть, часто сравнивают с «Тавридой»? Есть амбиции на то, чтобы переплюнуть их уровень?

— Конечно, это похоже. Но у меня нет по жизни кумиров, я могу восхищаться кем-то, но у меня нет желания стать круче, чем кто-то. Я просто хочу быть такой, какая я есть, и просто делать свое. Да, мы хотим вырасти примерно до уровня «Тавриды». Не в том плане, что мы хотим такой же формат, а выйти на всероссийский масштаб. Мы к этому идём, я написала Президентский грант на море. Очень бы хотелось повторит. Я понимаю, что мы не просто тусим на море, а люди возвращаются и трудоустраиваются по направлениям, которые они освоили на «Третьяковке». Люди работали юристами, приезжаю, и говорят: «Да пошло все нафиг, я буду работать преподавателем по вокалу, потому что мне это нравится». Там происходит что-то сверхъестественное. Я понимаю, что это все не зря.

— Что участников ждёт в этом году?

– В этом году мы будем организовывать творческий коворкинг. ЮУрГУ выделило помещение, которое мы будем обустраивать. Офис «Третьяковки». С завтрашнего дня я начинаю оформление пространства: роспись стен, столы, ноутбуки, синтезатор. Когда мы его обустроим, будем проводить бесплатные мастер-классы по всем творческим направлениям. Будут отчетные концерты по всем направлениям, будет 4-х дневный выезд-интенсив в мае либо на «Солнечную долину», либо на «Золотой пляж». Летом мы проведем «Олимп», если выиграем грант, съездим на море, и до февраля проводить мастер-классы.

– Море и творчество рождает большой спрос. Заявок, наверняка, очень много. По какому принципу вы отбираете ребят? И на лекции в городе тоже должна быть какая-то квота?

– На лекции – 20 человек на направление. Но я готова принять больше, если есть реальное желание. Мы учим творческим направлениям всех желающих, неважно, какой у тебя уровень. Главное – искреннее желание.

В «Олимп» поедут все желающие, а уже там я буду выбирать претендентов на море. Критерии – необходимость и желание реализовать свой творческий потенциал. У всех будет возможность податься, будет анкета, где нужно будет написать мотивационное письмо. Если человек пишет: «О, давно не видел море, хочу потусить на побережье», то он не едет на море. Поедут те, кто опишут свою историю и покажут реальную заинтересованность.

Третьяковка

– Хочу поговорить о культуре на Южном Урале. У тебя есть понимание, в чем наше преимущество перед другими регионами, а в чем мы не дотягиваем?

– Конечно, если сравнивать с Москвой и Питером, мы отстаем. Во-первых, другое финансирование, во-вторых, другие возможности в плане общего развития. Но меня это не парит. Я люблю Челябинск, и не собираюсь отсюда уезжать, разве что только чтобы потренировать свою насмотренность и привезти новые практики. Я понимаю, что сейчас по-другому быть не может. Я стараюсь развивать регион, стараюсь для того, чтобы творчество здесь процветало. Это сложно, но нужно начать с себя. Вокруг меня много тех, кто говорит, что здесь невозможно реализоваться. У меня все наоборот. Сейчас я сама даю возможность реализоваться другим. Все зависит от человека, все начинается с тебя.

– Что нужно сделать для того, чтобы творческая молодежь не уезжала?

– Реализовывать здесь творческие проекты, создавать творческие пространства, где можно себя проявить. Я ничего плохого не вижу в том, чтобы уехать и поучиться, а потом вернуться и применить все свои крутые навыки здесь, в Челябинске. Сейчас уже и так у нас все стало лучше. У всех свои проекты. Немного времени, и мы точно станем культурным эпицентром.

– Какие лучшие челябинские практики в области культуры ты можешь выделить?

– Моя история – это «Манекен». Там я очень сильно вдохновилась. Они тоже работают «не по классике», а пытаются брать новые стили, много где ездят, привозят классные идеи. Например, «Вербаттимо» – это иногда дико для нашей публики, которая к такому не привыкла. Сходишь туда, вдохновишься, и думаешь, что тоже хочешь что-то «эдакое» сделать.

– Как ты думаешь, чем «Третьяковка» привлекает ребят технических специальностей? Почему они едут, а потом меняют свои профессии?

– Мне кажется, до сих пор остро стоит проблема зависимости от мнения родителей. Я ведь тоже могла поступить в театральный. Но сказали поступать на что-то более серьезное. Я люблю своих родителей, и не жалею. Но, наверное, могла бы уже где-нибудь в кино играть. Многие при выборе профессии прислушиваются к родителям, которые выросли в СССР и считают, что лучше профессии юриста или инженера ничего быть не может. Все мы слушаемся, но у тех, кто этот творческий потенциал есть изначально, он все равно в итоге показывается. У меня много знакомых ребят, которые по профессии технари, но все равно желают творить.

Помимо того, что у нас все бесплатно, у нас еще и классная атмосфера. У нас классная энергия, с нами хорошо существовать. Это добрая и привлекательная энергия. Они притягиваются к нам, мы к ним, и мы становимся единым коммьюнити.

– Тебе удается самой осваивать новые направления в творчестве на «Третьяковке»?

– На самой «Третьяковке», как правило, нет, потому что я занята организационными вопросами, которые кроме меня никто решить не может. Но перед этим я хожу на мастер-классы и лектории, посещаю театры, тренирую насмотренность, смотрю, что в тренде в культурной среде. Я всегда вовлечена в процесс постановки перформанса, там я играю важную роль – режиссирую, придумываю идеи. А мастер-классы не посещаю.

Третьяковка

– Что для тебя творчество?

– Дать определение творчеству примерно как то же, что дать определение слову «любовь». У всех по-разному. Я всегда говорю, что творчество – это заразительно. Это, возможно, не так приятно или забавно звучит в условиях нашей эпидемиологической ситуации, но это реально зараза и болезнь. Если ты в эту среду попал, тебе из нее очень сложно уйти. Творчество – это возможность реализовать себя как личность, человек и профессионал. Творчество – это то, от чего в определенный момент, в хорошем смысле, сносит башню. И вообще, в мире становится больше добра и добрых людей, которые делают наш мир лучше.

– Мне вообще очень нравится идея того, что если мы все дети Великого Творца, то можем творить так же, как и он, только в немного меньших масштабах.

– Да, наверное, в этом что-то есть. У всех разные масштабы. Для кого-то даже пойти на первый мастер-класс, это уже победа над собой.

– А к какому масштабу тянешься ты в своей творческой деятельности?

– Мне все говорят, что я буду Министром культуры. Чуть позже. Я бы хотела на более высоком уровне занимать должность в культурной сфере. В сфере молодежной политики с точки зрения реализации творчества. Я веду мероприятия, мне нравится реализовываться как ведущая. Я с одной стороны и управленец, и сама исполнитель. Мне это в кайф. Я люблю и сама играть что-то, и выстраивать эти управленческие процессы.

– О чем ты мечтаешь?

– У всех девочек одна мечта. Я просто хочу всегда быть счастливой, как сейчас. Хочу большую семью, хочу, чтобы были здоровы мои родители, и чтобы они радовались моим успехам. Хочу не зря жить, и я уверена, что я сейчас здесь нахожусь не зря, потому что делаю жизнь многих людей лучше, и это для меня достижение. Я понимаю, что не просто так живу. Мечта – быть полезным обществу, помогать ребятам, приносить добро. И чтобы меня всегда сопровождала удача, потому что это важно в любом деле.

Добавить комментарий

Наши соц. сети:

Наши соц. сети: