Молодежь Южного Урала

«По зову сердца»: кто такие добровольцы-спасатели?

Они часто остаются в тени, но их помощь – неоценима. Добровольцы-спасатели наряду с профессионалами спасают жизни южноуральцев, рискуя своим здоровьем и жертвуя личным временем. Общероссийская общественная организация «Российский союз спасателей» призвана объединить усилия всех спасательных формирований России. С руководителем регионального отделения Денисом Гарифулиным мы поговорили о том, чем занимаются волонтеры- и добровольцы-спасатели, и к чему нужно быть готовым, если решишься пополнить их ряды.

Руководитель регионального отделения «Российского союза спасателей»

Что такое «Российский союз спасателей»?

– Общероссийская общественная организация «Российский союз спасателей» создавалась для помощи профессиональным спасателям и проведения профилактической работы. Профилактика затрагивает детей, студентов и всех взрослых, которые хотят ознакомиться с профилактикой поведения на воде, туризма, профилактикой лесных пожаров. Спасатель в силу своей загруженности все это не успеет сделать. Взять в пример наших областных спасателей – у нас их всего 160 на весь регион. А люди постоянно попадают в ДТП, теряются в горах, получают травмы, тонут, происходят аварии на химических и производственных объектах, взрываются дома и так далее. Спасатели там задействуют и работают в этом русле. И заниматься профилактикой им тяжело. В этом очень сильно помогает общественная организация.

Вторая важная ниша – подрастающее поколение, дети и студенты, которыми мы активно занимаемся. Мы развиваем движение «Школы безопасности», которое учит детей, как правильно себя вести в определенных ситуациях. А студенты проходят у нас практику и обучение. Сейчас из ссузов, с которыми мы работаем, 3-е уже стали профессиональными спасателями. Они отслужили в армии, пришли и поняли, что им это подходит, начали работать. Мы уже – кузница кадров.

Как вступить в ряды добровольцев и волонтеров?

– Волонтер – тот, кто готов прийти и помочь, но он не проходит специальную подготовку и аттестацию. А доброволец – это тот, кто уже получил необходимые навыки, спецодежду. Доброволец – тот же профессионал, но только за это ему не платят.

Приходит очень много людей, которые говорят: «Мы хотим быть!» Проводим с ними беседу, но после этого они не возвращаются. Они начинают понимать, что надо выезжать далеко-далеко от дома в муниципалитеты и сталкиваться с непростыми ситуациями. После собеседования принимаем человека в стажеры. Если в процессе видим, что человек теряется, то его отсеиваем. С теми, кто готов реально вступить в ряды добровольцев, мы начинаем работу. Они становятся подспорьем спасателям и государству. Но их мало.

Насколько это сложно?

– Освоить это очень сложно! Еще и потому, что сейчас нет градации – добровольный спасатель и профессиональный. Добровольцы всю сетку проходят по программе подготовки именно как профессионалы. Обучение проходит в течение 3-х месяцев. Еще человек должен пройти жесткую медкомиссию. Врачи, когда видят в направлении «спасатель», открывают ФЗ-29 и начинают смотреть перечень врачей. Многих волонтеров уже на этом этапе охватывает шок. Но по закону нельзя отойти от этого. Отсеиваются люди на этом этапе и потому, что у многих проблемы со здоровьем. На аттестации они должны сдать 3 норматива по ФИЗО. Грубо говоря, это сдача как на 2 значка ГТО. Если вам до 30 лет, то километр нужно пробежать за 3 минуты 40 секунд. И тут сдал-не сдал. Подтянуться надо 15 раз. 100 метров надо пробежать за 12,5 секунд. И только после этого он получает удостоверение и становится добровольным спасателем!

«Каждый спасенный человек – ни с чем не сравнимое счастье для людей, спасших его».

Какой процент остается?

– У нас реально аттестованных людей – 17 человек. И студентов – 10. Последний раз, когда аттестовывали студентов, из 25 человек только 10 прошли ее. В месяц будет 20-30 обращений, в лучше случае, 2-3 человека из них будут как-то принимать участие, и, скорее всего, 1 из них дойдет до аттестации. Это правильно, потому что в зоне реальных ЧС человек должен быть подготовлен.

А что делать с теми, кто не может пройти аттестацию?

– Мы его отбраковываем на аттестацию. Но он может дальше принимать участие в нашей деятельности. У нас есть такие люди, которые становятся инструкторами. Они участвуют и в профилактических мероприятиях, но единственное – они не выезжают на ЧС. У нас были ситуации, когда приезжали простые волонтеры на поисково-спасательные работы и пытались помочь. Но мы либо начинали искать самих волонтеров, либо они получали травмы, даже попадали в капканы.

С какой мотивацией приходят люди?

– Те, кто остается, они просто присматриваются, хотят попробовать. Те, кто бьет себя в грудь, сто процентов сразу потеряются. С диким желанием люди неосознанно к этому подходят. Был у нас один человек, который на первую тренировку приехал в белых брючках и лакированных туфлях, был офисным работником. Сейчас его не узнать – на 180 градусов поменялся человек. Он даже поработал в службе. Погрузился, понял, что это его. Это же не от того, что это какое-то шоу. Надо пахать. В горах, даже когда идут со следовыми собаками, пытаются найти человека, у них капает пот до самых пяток. От этого получают удовольствие.

Какими качествами должен обладать будущий спасатель?

– Главное – моральная и стрессовая устойчивость, выносливость. Если у него это будет, то он сможет работать.

Влияет ли эта деятельность на психику?

– Думаю, что да, конечно. Они плечом к плечу работают с нашими спасателями, и все равно встречаются со слезами, с погибшими. Те, кто остаются, они смирились и проходят психологическую подготовку. Не могу сказать, что это негативно на них отражается. Они становятся почти психологами. У них вырабатывается правильное поведение в стрессовой ситуации. Наши добровольцы поняли, что такое психологическая саморегуляция. В любой ситуации они могут проявить хладнокровие, спокойствие, сдержанность.

Собаки — большие помощники в этом деле

Какие плюсы может получить человек, который занимается такой деятельностью?

– Плюсы в том, что вы готовы прийти на помощь людям. Ни деньги, ни материальные ценности. Главное, что человек готов помочь. Вспомним даже взрыв в Магнитогорске. Там волонтеры сработали отлично – даже просто местные жители оказывают поддержку спасателям. Первые двое суток организовывали горячее питание, чай, потому что у нас не было времени решить это. И женщины, и мужчины помогали. Это ведь было 31-е декабря – приходили люди, приносили салатницы с новогодних столов. Это очень помогало.

Каждый спасенный человек – ни с чем не сравнимое счастье для людей, спасших его. Тот, кто идет к нам, – идет жить с этим лозунгом. Кто идет за пиаром – тем с нами не по пути. Некоторые отчитываются о тысячах добровольцев. Да нам столько не надо! Главное, чтобы были 50-60, но вот с этим лозунгом.

Константин Сташкевич

Константин Сташкевич – один из тех, кто начинал с волонтерства, сейчас руководит общественным поисково-спасательным отрядом:

«Изначально появилась собака охотничьей породы в семье. Решили чем-то с ней заниматься. Но охота это не совсем наше, друзья посоветовали пойти в поисковую волонтерскую группу. Втянулись, тренировки очень понравились, сама идея – благородная. Занимались с энтузиазмом, потом аттестовали собаку по нормативам МЧС, вступили в «Российский союз спасателей». Там начали развиваться в профессиональном плане – проходить обучение на профессиональных спасателей. Сам я являюсь спасателем 3-го класса. Многие люди из нашей группы потом переходили в кадровые службы, и я в том числе какое-то время руководил кинологическим подразделением поисково-спасательной службы».

 

Добавить комментарий

Наши соц. сети:

Наши соц. сети: