Молодежь Южного Урала

«Культуру в маски»: как деятели культуры возвращаются в привычный режим после самоизоляции

Представь: ты на рассвете сил, хочешь творить и создавать культуру вокруг себя. Планы намечены, и осталось совсем немного… Извини, но ты на Земле, сейчас 2020 год и в мире бушует коронавирус. Готов посидеть дома?

С такой бедой столкнулись и молодые деятели культуры Южного Урала, которым пришлось адаптироваться под новую реальность. Свою историю рассказывают педагог-хореограф Анастасия Серебренникова, фотограф Матвей Яворский, актриса театра-студии «Манекен» Елена Хайруллина и артист-вокалистка Театра оперы и балета им. Глинки Дарья Аброськина.

Анастасия Серебренникова, хореограф-педагог

Анастасия Серебренникова

У меня не один коллектив, а целых 8. От мала до велика – есть и дети, которым от 5 лет, и есть много студентов. Жизнь у нас была насыщенная: это не только соревнования, которых очень много. Команды выезжали в Питер, в Казань и Москву, в Юрмалу и Сочи. Наступила пандемия, и все это прекратилось. Меня поймет каждый артист: сцена – это как наркотик. И у людей эту сцену забрали. Люди потерялись, не знали, что делать. Если артист не выходит на сцену, он угасает.

Пытались, мы пробовали несколько форматов. Я понимала, что детям тяжело это все воспринимать, что нужно перестроиться. Мы пробовали делать прямую трансляцию, и потом ребята присылали видео с тем, как они усвоили материал. Я каждому ученику записывала видео, в котором объясняла, что он делает неправильно. Потом поняла, что это невозможно, — каждое видео выходило на 8 минут, и работа после занятий занимала часов пять.

Мы начали пробовать и формат Zoom и прямую трансляцию одновременно. В Zoom очень тяжело давать хореографию, потому что до каждого музыка доходила по-разному. Мы придумывали много способов, новые программы, общались с другими педагогами. Понимали, что дети угасают, потому что не получают от педагога энергию и атмосферу. Иногда человеку нужен педагог не потому, что он объяснит как, а потому, что он заряжает энергией. Получать информацию от бездушного экрана компьютера очень тяжело.

Lil’Makerz

Со спадом пандемии я от этой платформы отказалась. В офлайн-формате я могу провести даже 5-ти часовую тренировку, и не устать. Но когда были тренировки онлайн, я была выжата как лимон даже после одного часа. В очном режиме я отдаю энергию ученикам, а они – мне. Как батарейка – я разрядилась, дети энергию дали, — я зарядилась. А когда даю информацию как в глухом телефоне, то разряжаюсь и не заряжаюсь.

Но я побыла не только педагогом, но и учеником. Это круто, что благодаря пандемии появились онлайн-уроки. Я не могла ходить на тренировки по другим стилям или ездить к педагогам в другие города. А теперь могу. Я покупаю онлайн-уроки и прохожу обучение, которое мне помогает.

Матвей Яворский, фотограф

Матвей Яворский

До начала всех ограничений ничего не предвещало беды — я строил планы на год, ставил финансовые цели благодаря хорошему заработку с новогодних корпоративов — покупку техники, ремонт дома, летний отдых.

В день, когда президент объявлял по телевизору о вводе ограничений, я был на съемке в баре, и мы всем баром думали: «Ну, все правильно, надо сейчас посидеть дома, чтобы никто не болел!». Кто знал, что это будет моя последняя съемка на следующие несколько месяцев?

Когда пришло понимание, что это не на две недели, и даже не на месяц — пришла апатия и тревожность. Люди в мире страдают и умирают, родственники находятся в группе риска. Работы у меня не было совсем полтора месяца — жил на деньги, которые отложил на новую камеру. Откровенно говорю — было очень плохо со стороны ментального здоровья. Весь апрель я лежал на диване и ничего не делал совсем. В мае пришла паника от того, что я ничего не делал по учебе, поэтому весь месяц прошел за «курсачами» — все эти переживания по итогу дали мне энергию, чтобы хорошо закончить семестр с автоматами по всем предметам.

Фото Матвея Яворского

Летом были свадьбы и личные съемки, и в июне я уже привык к условиям пандемии. Лето прошло в целом хорошо — у меня были военные сборы и двухнедельный отпуск в Москве.

В конце августа мне приходит прекрасное сообщение от постоянного заказчика — «Мы начинаем работать, ты с нами?». На этом моменте «ограничения из-за пандемии» для меня закончились, и сейчас я работаю даже больше, чем работал до.

Это был несомненно странный, но поучительный год, который помог мне осознать ценности моей жизни и расставить верные приоритеты — мы вдвоем с моей девушкой провели практически взаперти два месяца, и отношения стали только крепче, и теперь семья для меня — главная ценность, и ни работа, ни учеба её не затмят.

Елена Хайруллина, актриса театра-студии «Манекен»

Елена Хайруллина

До пандемии театр работал в режиме 3-4 спектакля в месяц. Два дня мы играли на выходных, и 3 дня до была подготовка – репетиции, прогоны, монтировка. Это был наш обычный штатный режим.

С сентября 2019 года мы начали готовиться к фестивалю во Флоренции, Италии. Мы выпустили новый спектакль, собирали документы, делали визы, – процесс шел. 5 марта 2020 года мы должны были лететь. Накануне нас собрал руководитель и сказал, что лучше не рисковать. Всей нашей труппой мы решали нашу судьбу. Решили не рисковать и никуда мы не полетели. Хотели проехать через Венецию, Милан, Верону, был потрясающий маршрут.

Когда мир дружно сел на карантин, мы провели пару встреч в Zoom, и пару лекций провели для нас. Театральное общество адаптировалось под ситуацию – мы поучаствовали в одном онлайн-фестивале. Наш спектакль просмотрели критики, жури, дали обратную связь.

Театр-студия Манекен

Мы не были в театре до июля. Очень боялись, что пандемия и самоизоляция затянется. В сентябре мы начали восстанавливаться и входить в обычный режим. Начали играть спектакли. Сократили количество билетов ровно в 2 раза.

На данный момент мы оправились, также играем по 4 спектакля в месяц. Единственная трудность, вынужденная мера в период пандемии – 4 месяца мы не были в студии. Очень скучали друг по другу. Когда ты находишься внутри театрального сообщества – это часть твоей жизни. Не хватало репетиций и спектаклей, да и просто человеческого общения.

Дарья Аброськина, артист-вокалист Театра оперы и балета им. Глинки

Дарья Аброськина

Очень условно, процесс работы оперного певца подразделяется на два блока:

  1. Подготовка к спектаклям текущего репертуара.
  2. Концертная деятельность.

Блок подготовки — это такое своеобразное «вспоминание»: вспоминание слов, музыки, мизансцен или же, если какую-то роль артист исполняет впервые, то — ввод в спектакль. Опера — сложносоставной вид искусства. Это и драматургия, и танцы, и музыка. Здесь нет места словесной импровизации: всё вплоть до пауз прописано в партитурах, все ансамбли персонажей строго согласованы, сделать «мхатовскую паузу» не получится, если композитор не прописал её в нотах.

Вторая (самая приятная часть) — это непосредственно сама концертная деятельность: спектакли текущего репертуара, гастроли, новые постановки, концерты и т.д. С тщательно отрепетированным материалом мы выходим к Зрителю. По такой схеме работа в театре строится на протяжении многих лет, в частности, и до локдауна.

Если говорить о частоте репетиций/спектаклей, то в «докарантинный» период — это было порядка 15-20 спектаклей в месяц (суммарно оперы, оперетты, балеты, концерты). Планировалось очень много гастролей: Южная Корея, Франция, Тайланд.

Князь Игорь

Первый этап мы провели на самоизоляции (до середины лета). В этот период все спектакли были отменены, репетиции — соответственно также. При участии артистов театра было организовано несколько онлайн-мероприятий: видеозаписи песен военных лет; акция «музыка с балконов».

Помимо онлайн-выступлений мы, преимущественно, занимались дома самостоятельно: выучка новых партий, повторение текущего материала: совсем без пения на протяжении долгого периода академическому певцу нельзя, — голосовой аппарат должен быть в тонусе.

Отсутствие выходов к зрителю — это, конечно, самая большая боль для артиста. В общей сложности около полугода у нас не было спектаклей. В данном случае никакой онлайн-формат не заменит живое общение с публикой посредством выступления на сцене. Держались, как могли. Зато по возобновлению репертуара — энергии накопилось на несколько премьер подряд. Этого плана сейчас и придерживаемся.

Добавить комментарий

Наши соц. сети:

Наши соц. сети: