Молодежь Южного Урала

«Живой метр»: рассказываем про киноклуб им. Леонида Оболенского

Челябинск – город суровый и промышленный, но несмотря на это, здесь есть место, в котором прививают любовь к кино. В киноклубе им. Леонида Оболенского можно познакомиться с интеллектуальными фильмами, найти единомышленников и открыть для себя новые смыслы в киноискусстве. Мы поговорили с администратором клуба Станиславом Сушко и ведущим циклов «Кино без границ» и «Наше кино» Юрием Фофиным о том, как молодежь воспринимает современное кино и для чего стоит приобщаться к этой культуре.

Администратор клуба Станислав Cушко

– Расскажите про ваш киноклуб?

Станислав: Мы являемся частью кинотеатра «Знамя». Сам кинотеатр занимается коммерческим показом, а у нас формат кинодискуссионный. Мы смотрим кино, обсуждаем, встречаем новых гостей, делимся мнениями, развиваем вкус к кино как у детей, так и у старшего поколения.

– Сколько людей к вам обычно приходит?

Станислав: У нас полная вместительность зала 30-35 человек, но сейчас, в связи с ограничениями, у нас около 20 посетителей.

– Какая аудитория приходит к вам на показы?

Юрий: Разная аудитория, достаточно много возрастных людей, потому что для студентов нужны определенные условия, молодежная атмосфера, а у нас сложилась атмосфера музея. Молодежь трудно идет, видимо, это связано с занятостью или недостаточной погруженностью в кинокультуру. Но то, что хоть иногда приходит молодежь, нас очень радует. Но в основном ходят люди из узкой аудитории: те, кто ходят в театры. Если прийти в театр или на фестиваль – увидишь те же лица. Одна и та же интеллектуальная аудитория.

– У вас есть миссионерская цель – нести культуру в массы?

Станислав: Мы изначально культурное учреждение. Так складывается годами, что к нам прилипают люди, которым на культуру не все равно. Те, кто стремятся в кино увидеть развлечения, к нам обычно не приходят. Поэтому такая культурная миссия сама по себе себя реализовывает.

– Как происходит отбор фильмов для просмотра?

Юрий: Я выбираю хорошее кино. Возникает вопрос: что такое хорошее кино? В основном это интеллектуальные, авторские фильмы. Я, в первую очередь, руководствуюсь автором. В детстве я не запоминал режиссеров: для меня существовал только фильм, а кто там его снял, до меня даже не доходило. Сейчас я пока не узнаю, кто такой режиссер, мне малоинтересен фильм. Меня интересует автор, его внутренний мир. Я ищу сильного мыслящего автора. И если готовлю программу, то могу посмотреть за день 20-30 фильмов. Ищу зерно мыслящего, сильного, смелого автора. Если я его не нахожу, то стараюсь его не брать. В фильме должна ощущаться мощь авторского начала. Мы берем разного рода фильмы: и немое кино пересмотрели, и современное. Все зависит от силы искусства, а какого оно года – не имеет значения. Стараемся захватить все времена, зацепить сильное кино каждой эпохи.

Ведущий циклов «Кино без границ» и «Наше кино» Юрий Фофин

– Какие основные аспекты вы рассматриваете на обсуждениях?

Юрий: Ориентируемся главным образом на смысл. Пытаемся понять, что хотел сказать автор. Над этим часто смеются, мол, пытаемся искать несуществующие смыслы. Но все равно мы пытается нащупать главную боль художника, донесенную через образы, сюжет. Если ты поймешь главную боль, то у тебя сразу сложатся все его фильмы. Как правильно, у него что-то одно болит. Если взять крупного автора, например, Тарковского, Сокурова, Балабанова, Ким Ки Дука, у них, как правильно, одна тема и одна боль. Они с разных сторон смотрят на одну и ту же проблему.

– Говорят, что любое искусство – это зеркало для того, кто его потребляет. Вы согласитесь с этим, люди по-разному смотрят на одно и то же произведение?

Юрий: Конечно, на эту тему есть такие шутки: сидим в одном зале, а каждый смотрит свое кино. Каждый видит отражение себя. Мы ищем в искусстве отражение своей боли, и если у нас боль пересекается с автором, то он нам нравится. А если нет, то мы не можем понять, что ему надо от нас, если у нас не болит то, что болит у него.

– То есть для того, чтобы понимать кино, нужен большой жизненный опыт, спектр разных испытанных чувств?

Юрий: Скорее всего, да. Само по себе только знание не дает возможности его понимать. Хорошо, когда какие-то внутренние переживания пересекаются с пересеканиями автора. Тогда ты его можешь приоткрыть для автора.

Киноклуб возник на базе мемориальной квартиры-музея Л. Л. Оболенского

– Какие сейчас существуют проблемы у современного кинематографа? Есть ли преимущества российского кинематографа над зарубежным?

Станислав: Сейчас российский кинематограф стал лучше и вышел на хороший уровень. Но кино у нас чаще всего развивается как коммерческий проект, и за высоким уровнем съемок культурный уровень не просматривается. Когда у зрителя стоит вопрос: «идти куда-то смотреть кино или нет?» – он задумывается, получит ли он от этого развлечение и легкие эмоции. Кино как искусство начинает себя терять. Люди к просмотру фильмов начинают относиться не с той точки зрения, с которой относимся мы. Не о чем становится говорить, многие приходят и потребляют как масс-медиа этот продукт. Насчет преимуществ – российские режиссеры могут показать российскому зрителю жизнь, в которой он находится. Он может посмотреть на себя со стороны. Западные фильмы не могут прочувствовать наши бытовые, психологические проблемы. То же самое относительно кино про Великую Отечественную войну, которое снимается каждый год – западные режиссеры не смогут понять и пронести частичку истории, которую мы в себе несем.

Юрий: Российское кино имеет какие-то ограничения перед американским или европейским в плане финансирования, школы, традиций. В 90-е она была сломлена, и такое чувство, что сейчас приходится начинать все сначала. А традиции американского и европейского кино передаются поколениями и у них в этом смысле богаче материал и возможности. Но для российского зрителя часто важно, чтобы режиссер поднимал именно российские проблемы. Интереснее, когда осмысляются не общие проблемы, или чужие национальные, а именно наши. Сейчас появляется все больше хорошего российского кино, заметно, что режиссеры молодые подрастают и они имеют мощный потенциал.

– Обоснован ли страх зрителя по поводу того, что он придет на просмотр авторского кино и ничего не поймет? Я бы, например, постеснялась неподготовленной к вам приходить, потому что никогда не смотрела ничего, кроме массового кино.

Станислав: В этом и есть главный барьер при посещении. Люди смотрят афишу, проверяют в интернете фильмы, и думаю, что это что-то непонятное. У нас практикуется показ нового свежего кино, но оно вряд ли будет из списка топовых блокбастеров кино.

В киноклубе есть интересные музейные экспонаты.

– Вы все объясняете, разжевываете? Может ли к вам прийти человек, не знакомый с таким кино?

Юрий: Конечно, да. Мы замечаем, что люди стесняются. Если бы нас кто-то поддерживал информационно, если бы это разъяснялось, то больше бы ходило людей. То ли с Челябинском это связано, то ли с временем, – но я не замечаю погруженности в серьезное кино. Такое ощущение, что серьезное кино и молодежь живут на разных планетах. К обсуждению нет склонности. Я иногда веду в кинотеатрах обсуждение, и 90% людей иногда встают и просто уходят, им не интересно обсуждать. Для меня это загадка – ты 2 часа мучался, смотрел что-то, ничего не понял, неужели нельзя пол часа посидеть послушать кого-то?

– Какой бы месседж вы бы хотели донести до молодежи, чтобы они к вам пришли?

Юрий: Интересоваться больше кино, не бояться. Это быстро проходит. Если несколько раз сходить, послушать ведущего, уже будет какая-то включенность и понимание того, о чем снимают режиссеры. Когда я начал сюда сам ходить 10 лет назад, мне тоже каждый фильм давался с трудом. Сидишь 2 часа и не понимаешь, что происходит. Сюжет был понятен, но я не понимал чувств героев, их внутреннюю трагедию. Я думаю, еще дело в том, что сейчас мир наполнен изобилием возможностей для развлечений, и они вытесняют «сомнительные удовольствия» – прийти и непонятно что смотреть. Я вот не был включен в другие тусовки и мне не из чего было выбирать. Я попал сюда случайно и больше не пропускал. Когда ты в это включаешься, это становится важным, твоим стержнем в жизни, приобретаешь сакральные знания.

Станислав: Мы ждем самых молодых зрителей. Нам нравится, когда все делятся мнением. У нас нет супрематизма – кто старше, тот обязательно прав. Бывают очень интересные обсуждения и с молодыми людьми, и интересно посмотреть, как они смотрят на тот же самый экран. Будет здорово, если появится привычка ходить к нам. Возможно, при впитывании их мнения и мы что-то поймем, возможно, откроем новые циклы и будем двигаться в новых направлениях.

Добавить комментарий

Наши соц. сети:

Наши соц. сети: